Кто кого победил, тот того и пасет!

меньший слуга • 6 лет назад

Ioan3Фиатира — небольшой мусульманский город торговавший багряницей, то есть шерстью, выкрашенной в багряный, ярко-красный, пурпуровый цвет. Пурпур был в древности очень драгоценной краской багрового цвета, добывавшейся из так называемой «пурпуровой улитки». Из Фиатиры происходила Лидия, торговка багряницей (Деян. 16,14).

В городе Фиатире были знаменитые медеплавильные печи. Фиатира не имела никакого особого религиозного значения. Она не была ни центром культа кесаря, ни центром какого-либо греческого культа. Единственной религиозной достопримечательностью Фиатиры была святыня, в которой людям предсказывала будущее женщина — пророчица оракул Самбате.

«И Ангелу Фиатирской церкви напиши: так говорит Сын Божий, у Которого очи, как пламень огненный, и ноги подобны халколивану:» (Откр. 2:18).

Слово [halkolivanon] означает — чистая медь, нечто подобное золотой руде. В городе Фиатире были знаменитые плавильные печи, и поэтому Господь применяет привычные для того города образы огня и раскаленной меди и бронзы. Господь говорит им понятно; «так говорит подобный огню плавильному и чьи ноги как чистейшая медь».

«знаю твои дела и любовь, и служение, и веру, и терпение твое, и то, что последние дела твои больше первых». (Откр. 2:18).

По словам Иисуса церковь имела и дела и веру и главное «любовь», которую оставила церковь в Ефессе и даже имела прогресс и рост в служении «дела твои больше первых». Из этого, по-видимому, можно сделать такое заключение: на первый взгляд Фиатирская церковь была сильной и процветающей.

«Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное» (Откр. 2:20).

Эта Иезавель пользовалась большим влиянием в Фиатирской церкви так, что церковь чему-то училась от нее. Именно церковь позволила попустила этому учению быть. Каждая церковь несет ответственность за то, какому учению они следуют, что принимает, а что отвергает. Особенно опасно учиться чему-то у «мира» и применять это в церкви.

Мы знаем, что Иезавель — поклонница языческих божеств Ваала и Астарты — употребила все свои силы, чтобы отвратить Израиля от веры в живого Бога и склонить его к служению мертвым богам. Может быть даже, что пророчица в Фиатире была еврейкой, потому что во времена античной древности многие иудеи занимались этим ремеслом — предсказывали будущее. «Иезавель» в Фиатирской церкви, как и во всех других церквах, вводила в заблуждение детей Господних, проповедуя лжеучение и уводя верующих от живого Христа, к языческим понятиям и к языческому образу жизни.

Церковь должна быть столпом и утверждением истины (1Тим.3:15) Не церковь должна подражать этому языческому миру и использовать его понимания и учения, но приносить в этот мир истинное учение. Не мы должны строить наши учения по откровениям и книгам этого мира, но мир должен изменять свое мышление согласно написанному в Библии. Одной из достопримечательностей Фиатиры была оракул — предсказательница Самбате, женщина-пророчица. Именно от этой Самбате шло порочное влияние на Фиатирскую церковь.

Из раскопанных надписей в Фиатире мы знаем, что там было много ремесленных гильдий: сукновальщики, кожевники, бронзовых дел мастера, прядильщики, красильщики, горшечники, пекари и работорговцы. Было выгодно и престижно состоять в одном из таких объединений.

Отказаться примкнуть к такой гильдии, это значило пожертвовать всяким уважением и поддержкой в деловых кругах. У них практиковались общественные трапезы, которые очень часто проводились в храме, а если даже и не в храме, они начинались и заканчивались формальным жертвоприношением богам, а мясо, шедшее в пищу, было тем самым идоложертвенным мясом. Кроме того, такие общественные трапезы часто превращались в попойки и пьянки, разлагавшие нравственность. То, что было выгодно на первый взгляд, являлось, по сути, прямым путем к компромиссу и отступлению от веры.

Мясо, принесенное в жертву идолам было одной из больших проблем Церкви и христиане сталкивались с ней каждый день.

Когда в греческом храме приносили жертву, на алтаре сжигали лишь небольшую часть мяса; иногда это были, собственно, лишь пучок волос, взятых со лба животного. Часть мяса животного получали жрецы, как своего рода чаевые или случайный приработок, а остальное получал жертвующий. С этим мясом он мог устраивать пир с друзьями в стенах храма.

В этом была для христиан проблема: может ли христианин в храме, или вообще где-либо, вкушать мясо, принесенное в жертву идолам?

Еще проблема заключалась в том, что, что жрецы в храме не могли съесть все перепадавшее им мясо, и потому перепродавали добрую часть своей доли в мясные лавки, а это было лучшее мясо.

Существовала сильная тенденция, направлявшаяся женщиной «Иезавель», которая защищала в интересах ремесла и коммерческого процветания, компромисс с мирскими нормами жизни, утверждая, вне всякого сомнения, что Бог сможет защитить их от всякой порчи.

Сегодня, как и тогда в Фиатире, Господь призывает вас и меня не идти на компромиссы с миром ради какой-то сомнительной выгоды и признания. Мы призваны влиять на мир, а не наоборот.

Именно об этом Говорит Иисус в завершении этого послания:

«Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками, и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил [власть] от Отца Моего…» (Откр. 2:26-27).

Господь здесь говорит о обетовании из (Пс. 2:9). Получилось так, что церковь в Фиатире оказалась под властью языческой пророчицы и ремесленных гильдий города. Но, не нас должны пасти язычники, но мы должны пасти народы жезлом железным. Кто кого победил, тот того и пасет!